Сайт помощи Лёве

Лёва на лечении в Таиланде

Письмо в благотворительный фонд

При обращении в благотворительный фонд, обычно нужно писать письмо. Публикую то, что мама написала вчера.

1 июля прошлого года, мой сын, его зовут Лев, Левка, попал в ДТП. Получил открытую черепно-мозговую травму. Врачи сказали “травмы не совместимые с жизнью”. Размозжение 40% коры головного мозга и сильный ушиб ствола мозга. Свидетели аварии, знавшие Леву, после увиденного, обзвонили одноклассников и сообщили, что он погиб.

Скорая помощь приехала в течение 2-х минут к месту аварии, и благодаря профессионализму врачей, Левой была получена правильная, первая помощь. В больнице он впал в кому. Кома 3 - самая тяжелая. Через час, нейрохирург Игнатов Сергей Николаевич, уже готовился к операции. Сказал, чтобы пришли друзья и родственники в больницу, чтобы помогать Леве выжить во время предстоящей, серьезной операции (трепанации черепа). Собралось более сорока человек.

Когда мне позвонили и сказали, что Лев попал в аварию и в крайне тяжелом состоянии, находится в больнице, я была за 2000 км от дома (ездила навестить могилу матери). Оборвалось все - сердце, казалось жизнь тоже закончилась, но глубоко в душе подозрительно было спокойно, не верила - “Не погибнет!”. Только бы мне оказаться рядом! И я все исправлю! Только дождись меня, сынок!

Пока я ждала самолет, шла операция, мой старший сын Владимир был рядом с ним. Я открыла ноутбук, на заставке наше фото, где Лев меня крепко обнимает, и я пишу ему на email: “Держись за меня крепче! Я тебя не отпускаю! Жди меня!”. Не отрываю глаз от фото. Я знала, что это поможет, чувствовала эти невидимые нити, которыми мы связаны. Душа моя была в операционной и он это знал! Через 4 часа операция закончилась.

Утром я была в Ростове, приехав в больницу, услышала от врачей плачевные прогнозы. Один врач из реанимации даже запустил меня на следующий день к Левке - “Посмотреть”, как он сказал, т.е. попрощаться. Сказал, что “завтра” у нас может не быть, а “послезавтра” точно не будет. Я смотрела на сына через стекло и не узнавала его лица. Только Левина грудь поднималась 16 раз в минуту, это работала ИВЛ. Думала лопнет стекло от моих мыслей и мольбы “выживи!”.

И так Лев пережил эти критические 5 суток. Это маленькая победа. Его перевели в реанимацию областной детской больницы в Ростове-на-Дону. И опять каждый день я слышала “крайне тяжелый, погибнет в любую минуту, кома 3”.

Три недели без изменений и вот: он стал закусывать катетер и строить гримасы, появилась реакция на боль, ура! Уже кома 2. Меня стали пускать к Леве на несколько часов в день т.к. врачи видели, как он реагирует на мои посещения. Одна надежда была, что он услышит меня и выйдет из комы. Так и случилось через 30 дней Лев вышел из комы в вегетативное состояние. Врачи говорили, что при такой травме даже мечтать не стоит о ясном сознании. Все это время молились тысячи человек в разных городах России и за рубежом. Все наши родственники, знакомые и незнакомые нам люди. Я чувствовала эту силу, которая не отпускала Льва и поддерживала меня!

В больнице мы провели еще пол года; Лева перенес еще одну операцию - установку шунта, т.к. возникла гидроцефалия. И опять операция дала результат. Лев вышел из вегетативного состояния в ступор, этот уровень сознания выше на порядок.

До аварии Лев сам писал стихи и исполнял свои песни. Вот так в одном треке он точно описал свое сегодняшнее состояние

И я улетел куда-то далеко
И смотрю на мир сквозь мутное стекло

Сейчас мы дома, нас “ведёт” наш нейрохирург, который первый спасал Лёву и сделал это по высшему классу, все хирурги говорят “блестящая операция”. Но дело в том, что у нас спасать умеют даже в таких тяжелых случаях, а что с этими пациентами делать дальше, никто не знает. Такая ситуация и у нас, что делать с Левой дальше, тяжелый, лежачий больной… Что бы ехать в реабилитационный центр, нужно пройти обследования, которые не делаются у нас в ростовской области. Например Вызванные потенциалы. Мы связались с доктором из клиники профессора Шмидера в Германии, Стефаном Шуко. У них огромный опыт в ранней реабилитации. Стефан прилетел к нам на сутки, наблюдать Леву. И изменилось у нас за эти сутки почти все:

  1. Посадили Льва в кресло и в кровати сидит, давление держит.
  2. Сняли поддерживающие устройства - сидит довольный.
  3. Отменили антибиотики. Доктор ужаснулся, когда увидел сколько Лева принял за 7 месяцев антибиотиков. Говорит “Пневмания у вас? - Так встаньте и не лежите! Двигайтесь, кто не дает? А синегнойная палочка, полученная Левой в больнице, уйдет, когда поднимется иммунитет”.

Сейчас у Левы нет пневмании, две недели мы сидим по два с половиной часа, готовимся к операции по закрытию компрессионного отверстия в голове (10см Х 11см). Мозг должен оказаться в обычной для него среде. И мы получили счет на первый курс реабилитации на 3 месяца. План такой, что по окончанию этого курса Лева сможет уже делать хотя бы несколько шагов. У него сейчас есть все шансы вернуться к обычной жизни. Когда я ему говорю “Лева, мы сильные, мы не сдадимся, мы будем бороться. А ты будешь ходить!” Лева мне моргает несколько раз - это означает “Да”.

Это случай один на миллион, как говорят нейрохирурги. Это чудо! Не оставьте нас в одиночестве, помогите нам, помогите моему сыну вернуться в Жизнь. Он очень хотел жить и он выжил!